Елена Давыдова

   

 

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА

  

Своей родиной считает одновременно  города Тверь и Астрахань, поэтому в  стихах часто смешиваются снежная равнина и огонь южного солнца.

 Автор книги стихов «Мне туманы напели шепотом».

Член ЛИТО "Рассветная звонница" с первого года его существования. Активная участница литературной жизни Твери и не только: стихи ее публиковались во многих печатных и интернет-изданиях Москвы.

Передача на тверском радио с ее участием повторялась несколько раз по просьбам слушателей, потому что Елена обладает удивительно нежным и проникновенным голосом и замечательно читает свои стихи.

 

 СТИХИ

 

 ***

           Февраль. Достать чернил и плакать!
            Писать о феврале навзрыд...
                                               (Б. Пастернак)


Простуда хватает за горло,
Тоска – за жабры,
Отчаянье крутит руки, как арестанту.
Меня бы перевязать ярко-алым бантом…
Такого «подарка» каждый психолог ждал бы!

Встречаю холодный Февраль,
Готовлю чернила.
Причины заплакать смотрят во все глазища.
И я на секунду немая, убитая, нищая… 
Вот только не денег, а сил, увы, не хватило.

Шорох. Что-то еще 
В темноте кромешной
Вместе со мною замерло в ожиданье.
Это Весна тайком второе дыханье
Кинула…и растворилась в кулисе снежной.

 

 ИЮЛЬСКИЙ СОН

 

Когда июль «десятый видел сон»
В сырую ночь, промокшую до нитки,
Смеялись двое под одним зонтом,
Гуляя от калитки до калитки.
От городской звенящей суеты,
Сбежавшие, как школьники с уроков,
Друг другу акварельные мечты
Рассказывали под сверчковый рокот.
Они искали от дождя приют
И не могли никак наговориться.
Раскрытый зонт, спасая от простуд,
Огромный мир держал на тонких спицах.
Когда июль «десятый видел сон»,
Ромашковым укрытый одеялом,
Два сердца замирали в унисон,
Спугнуть боялись хрупкое начало.

 

 Румба!

 

Двое танцуют румбу по краю обрыва.

 То ли враги, а то ли влюблённые страстно.

 Он  в тёмно-синем, она – в ярко-красном.

 Все же влюблённые…в паре минут от разрыва.

 

 Шаг навстречу друг другу и замерли оба.

 Жаркое солнце во взгляде её блестело.

 Он же смотрел вперед так холодно-смело

 И восхищенья не выдал ни жестом, ни словом.

 

 Прохожие «Браво!» кричали и били в ладоши.

 Обрыв терпеливо ждал – эти двое не новость

 И по привычке все ближе подтягивал пропасть.

 Он каждый раз выбирал одного и того же –

 Того – чьи глаза на жаркое солнце похожи.

 

* * *

 Плачу. Твое равнодушие

Кажется мне крепостью:

Стражники самые лучшие

Службу несут с верностью;

Стены змеей каменной

Плотно в кольцо горбятся

Прочь от любви раненой.

Мне бы твоей гордости!

Мне бы твоей легкости –

Все позабыть начисто

И разделить пропастью

То, что вдвоем начато.

 

 

* * *

              Одной надеждой меньше стало,

              Одною песней больше будет.

                                          А.А. Ахматова

 

Одним огорченьем больше.

Одною мечтою меньше.

Земля под ногами тоньше

И боль никуда не денешь.

Случайности, как по плану,

Одна за другою следом.

Ошибкам моим незваным

Столетие за обедом.

Прибавилось за плечами

Сомнений различной масти.

Как заманить бы к чаю

То, что зовется Счастьем?

 

                   

Вокзал

 

Вокзал похож на огромный кокон,

На рельсовый плен, на не-из-беж-ность.

Пыльные стекла вагонных окон

Нашу с тобой отражают нежность.

 

Сколько таких же объятий крепких

Держит асфальтовая платформа?..

Билеты в руках, как черные метки

В мире вокзальном всего лишь – нор-ма.

 

Дернулась стрелка, сглотнув секунду.

Голос небрежный, голос ничей

Командой отправил железную груду

В самое пекло бессонных ночей.