Лариса Токарева (Ломина)

            

   ЛАРИСА ТОКАРЕВА (ЛОМИНА)                 

Родилась 20 июля 1979 года.

В 2005 году окончила Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

Член молодёжного литературного объединения «Рассветная звонница» со дня его основания.

Автор сборника стихотворений «Снежинок кормлю с руки» ( 2006 г.)

Лауреат литературной премии «Родник» (2006 г.); Лауреат премии «Посадская лира» (2016 г.)

Печаталась во многих периодических изданиях Твери и Тверской области, Бурятии («Северо-муйские огни»), Москвы («Милиция»), и Московской области  («Сергиев»); в  коллективных сборниках и альманахах поэзии.

Стихи звучали по радио в передаче «Поэтическая тетрадь».

Живёт и работает в г. Твери

 

СТИХИ               

 

***

Привыкала. Но не сразу:

Оставляла за спиной

Навзничь брошенную фразу,

Недопитых слов настой.

 

Я себе казалась сильной?

Привыкала жить и быть!

Силой точно морозильной

Силу чувств хотела скрыть.

 

Привыкала быть в дороге:

Осторожничать, петлять:

Ни в глаза и не на ноги

Взгляд в пути не направлять.

 

Я привыкла ждать подлога

В снах моих и наяву.

Время знает слишком много…

Привыкаю и живу!

 

Про паучка

 

В коридоре чья-то тень.

Я шагаю смело.

Паучок свою мишень

Растянул умело.

 

Паутинка, паутинка.

Непонятная картинка.

В паутинке паучок –

Очень хитрый старичок.

 

Я не муха, не боюсь,

Но зажмурюсь крепко.

Почему-то к стенке жмусь

Прикрываюсь кепкой.

 

Завтра я пройду опять

Коридором смело,

Только надо друга взять

Мне на это дело!

 

Шуба

 

Побывав в театре, парке, клубе,

Под дождем, в снегу и мишуре

Приказали нутриевой шубе

Долго жить на мусорном дворе!

 

Разлеглась на солнце, королевна!

Думая, что огражденье – трон!

И, что подъезжают повседневно

К ней кареты. А в карете – ОН!

 

Всё не так!

Реальность веселее!

Чтоб в гнезде своем не простудиться

Теплые ворсинки подлиннее

Дёргали находчивые птицы!

 

 

***

              памяти  Г.А. Безруковой

Не все расклеены афиши,

Не переписан черновик.

Светёлка, что под самой крышей

Осталась без хозяйки вмиг.

Впитает краска дым табачный,

Ремонт забелит желтизну

И ситец пыльный и невзрачный

Не тронет тюля белизну.

Жильцы другие объявились,

Не зная, как жилось до них.

Потом восторженно дивились,

Услышав про «черешни» стих.

Она вернется за вещами?

Нет, на светёлку посмотреть

Печально карими глазами

И наши души отогреть.

Не все расклеены афиши,

Не переписан черновик…

 

Под снос!

 

На дрова разбит, разобран старый дом.

Остывает нежность чёрным угольком.

Там сгорали двое от любви и слёз.

Щепкой острой впился приговор: «Под снос!»

 

Отчеканит память дробью по слогам:

Места, лучше печки не найти дровам.

И уже в соседском доме жар печной,

И другие двое в нежности ночной!

 

 Новость

 

Остановилось тиканье часов

И шепот стен едва не оглушает…

В разорванной душе осколки слов…

Мне новость спать, ворочаясь, мешает.

 

Оторопела «жертва» в суете, -

Звенела новость целый день височно.

Я успокаивалась: «Не судьба! Не те…»

А мне в ответ: «Примите, это срочно!»

 

Часы опять за временем следят

И тайны стен как птичьи переливы.

Врачуют новости и тут же бередят.

От них мы умираем. Или живы.